Почему у швейцарцев ничего не получится

12345 (Оценок еще нет)
Loading ... Loading ...

Похоже, что швейцарские производители часов наконец-то начинают отвечать на вызов, брошенный производителями «умных» часов, — вызов, который они успешно игнорировали годами.

Проект смартчасов Swatch и планы TAG Heuer по объединению с Google и Intel для создания наручного микрокомпьютера часто представляются, как альтернатива разрекламированным Apple Watch. Однако ещё до представления «Эпплом» своего продукта аудиторская фирма Deloitte сообщила, что целых 44% руководителей швейцарских часовых производств рассматривают «умные» часы в качестве «следующей большой цели» для своей индустрии.

На первый взгляд, такие цели плохо согласуются с анализом доходов индустриии: в прошлом году, две трети экспортной выручки были получены от часов стоимостью свыше 3000 франков ($3080).

watch_chart

Доступные сейчас на рынке смартчасы соответствуют двум нижним ценовых сегментам, чей суммарный вклад в продажи швейцарских часов составляет довольно скромные 13%. Базовое предложение «Эппла» за $350 дороже, но также рассчитано на этот сегмент потребителей.

Почему же тогда отрасль так остро заинтересована в производстве «умных» часов? Ответ заключается в желании повысить как объемы продаж, так и прибыль. В прошлом году экспорт 8,1 миллиона механических часов принес швейцарцам в 4 раза больше денег, чем экспорт 20,6 миллионов электронных.

Еще раз…

Экспорт 8,1 миллиона механических часов принес швейцарцам в 4 раза больше денег, чем экспорт 20,6 миллионов электронных.

Тем не менее, из 60 тысяч работников индустрии большинство занято в проектах по созданию более дешевых электронных продуктов.

Однако продажи электронных часов сейчас в упадке: если в 2000 году экспорт кварцевых часов достигал 27,2 млн единиц, то в прошлом году — почти на треть меньше. Людям больше не нужны часы для определения времени; мобильные телефоны хорошо справляются с этой задачей, и никому не хочется носить с собой лишний гаджет.

Швейцарские часовщики достаточно гибки в вопросах найма и увольнения работников — с 2008 по 2010 годы они сократили около 9% из 53 300 сотрудников. Но если «умные» часы вдруг вытеснят кварцевые, то сокращения рабочих мест станут ещё масштабнее. Именно такого результата опасается один из разработчиков Swatch Элмар Мок. Он прогнозирует продажи часов «Эппла» на уровне 20–30 млн в год, что сопоставимо с объемом всей швейцарской часовой промышленности — 28,6 млн в 2014 году.

Но проблема не ограничивается угрозой увольнений и потерей дешевых брендов. Швейцарцы используют кварцевые часы для привлечения новых клиентов: если вы носили швейцарские часы начального уровня, будучи студентом или молодым специалистом, то, скорее всего, вы захотите заменить их часами более высокого уровня, когда сможете себе это позволить.

Продажи швейцарских шедевров со временем снизятся, если они уступят эту стартовую площадку «Эпплу», «Самсунгу» и другим производителям. Более половины продаж Swatch в количественном измерении приходится на долю недорогих часов до $200. Потеря этого сегмента рынка станет для компании катастрофой. Часы высокого класса приносят ещё 30% продаж, так что «Эппл» частично разрушит и этот рынок. Обе эти причины объясняют заинтересованность Swatch в производстве смартчасов.

По схожим причинам в поисках нового продукта начального уровня находится и ещё один люксовый бренд TAG Heuer. А итальянский элитный дом Gucci не скрывает сотрудничества с рэпером-мультиинструменталистом Will.i.am с целью создания «новаторского концепта в технологиях носимых устройств».

Швейцарские производители часов считают, что они хорошо подготовлены к схватке. Они рассчитывают, что стабильные доходы от продаж дорогих часов дадут им время для поиска стратегий и обкатки дизайнов, чтобы постепенно добавлять в них «умные» функции конкурентов. Но получится ли у них это?

На словах швейцарцы преисполнены оптимизма. В своем выступлении на выставке часов в Базеле глава LVMH Жан-Клод Бивер сказал, что анонс Apple Watch был «самым значимым представлением» за всю его сорокалетнюю карьеру в отрасли. Он предсказал, что эти «яблочные» часы станут «Величайшими смартчасами».

«Различия между часами TAG Heuer и Apple Watch очень важны» — также отметил Бивер. «Те называются „Эппл“, а эти — TAG Heuer».

Проблема в том, что не всё так просто. Хоть Apple Watch и выглядят как часы, но на самом деле это не часы.

Если Apple Watch станет хитом, то вовсе не потому, что «Эппл» завоевывает потенциальных клиентов Tag Heuer или Rolex. Это произойдет, потому что компания убедит десятки миллионов людей носить крошечные компьютеры на своих запястьях. Но этим людям уже не будут нужны «часы». «Эпплу» ещё предстоит поработать — далеко не все их клиенты уверены, что им нужна подобная вещь, да и дизайн мог бы быть красивее и тоньше. Но компания взяла хороший старт.

Между тем, нет никаких оснований полагать, что люди покупающие часы TAG Heuer за их искусное исполнение, испытывают необходимость в отслеживании своей физической формы либо чтении смсок на своих фамильных драгоценностях. Если вы покупаете классические механические часы, то наверняка рассчитываете, что они будут работать вечно и переходить из поколения в поколение, а не устареют за два-три года.

К тому же, крайне маловероятно, что Tag Heuer смогут каким-то волшебным образом вырваться в мировые лидеры по производству наручных компьютеров и опередить «Эппл» к следующему году. Компания из Купертино не просто взяла традиционный часовой корпус и добавила к нему экран, процессор и кучу датчиков — она разработала совершенно новое устройство. И, как Бивер скоро обнаружит, интегрировать микрочип одной компании с операционной системой и экосистемой приложений другой компании, да ещё и согласовать это всё с многовековыми традициями дизайна собственной компании достаточно сложно. Потребуются значительные компромиссы. У Apple же все решает собственная экосистема: разработка, софт и аппаратная составляющая находятся под одной крышей.

Любопытно, что возможный успех Apple Watch будет наверняка обусловлен исповедуемой компанией политикой жесткой вертикальной интеграции — такой же, которую использует и швейцарская часовая индустрия для своего основного продукта, механических часов.

Согласно отчету Credit Suisse о состоянии дел в швейцарской часовой промышленности, ещё с девяностых годов производители часов старались взять под свой прямой контроль как можно большую часть производственной цепочки, начиная с производства деталей и заканчивая розничными продажами. «Цель производителей — в максимально возможном контроле над всеми этапами добавления стоимости, а также в снижении зависимости от внешних поставщиков».

Именно такой модели следуют в «Эппле» — компания старается проектировать всё своими силами, от микросхем и производственных процессов, до операционных систем и внешнего вида розничных магазинов. И это помогло им стать самой дорогой компанией в мире.

Теперь же, когда «Эппл» входит на рынок часов, традиционной швейцарской индустрии придется изменить традициям, обеспечившим её успех, и обратиться за сторонней помощью. Сейчас — не время для высокомерия, которым так пропитаны высказывания Бивера. Наступает переломный момент всей часовой отрасли. [blumberg, перевод Артема Любезного]


 

Поделись с друзьями !

Комментарии:

Оставить комментарий